Друг друга тяготы носите: жизнь и пасторский подвиг священномученика Сергея Мечева

Презентация новой книги о священномученике Сергии Мечеве прошла 14 сентября в культурном центре «Покровские ворота» неподалеку от храма Святителя Николая в Кленниках, где нес свое пастырское служение о. Сергий. Когда он называл свой приход семьей, в этих словах не было преувеличения. Этим людям выпали страшные испытания, им пришлось постоять друг за друга и за свою веру. Составители книги считают неслучайным то, что она вышла в свет именно сейчас, в непростое для Церкви время.

Двухтомник «Друг друга тяготы носите: жизнь и пастырский подвиг священномученика Сергия Мечева» выпущен в этом году издательством Свято-Тихоновского гуманитарного университета и представляет собой попытку собрать и систематизировать материалы, связанные с жизнью и подвигом одного из самых замечательных пастырей русской Церкви ХХ века, священномученика Сергия Мечева (1892 -1942). Отец Сергий стал священником в годы начинающихся гонений, он продолжил дело своего отца, святого праведного Алексея Мечева, приняв от него руководство общиной храма на Маросейке.   Издание, подготовленное совместно с храмом Святителя Николая в Кленниках, посвящено 120-летию со дня рождения отца Сергия Мечева и 70-летию его мученической кончины. На презентацию двухтомника собрались те, кто принимал участие в его подготовке, священники и прихожане удивительного московского храма на Маросейке.

Вечер открыл настоятель храма Святителя Николая в Кленниках, протоиерей Николай Важнов:  

IMG_5429_s_pr1

- В книге мы знакомимся с жизнеописанием великого пастыря, с воспоминаниями о нем, прикасаемся к наследию отца Сергия, проповедям, беседам, письмам. Издание появилось в очень непростое время, время, когда мы переживаем нападки на Церковь, кощунственные действия, клевету. Сегодня для того чтобы сказать: «Я – верующий. Я – член Русской Православной Церкви», нужно иметь немалое мужество, быть готовым к насмешкам в твой адрес. По словам Святейшего Патриарха, сегодня происходит тестирование народа, кто есть кто. И нам, христианам надо уметь каждому на своем месте уметь защитить свою веру. И вот выходит в свет книга о священномученике Сергии, где мы видим пример для подражания, чтобы научиться быть такими же стойкими в исповедании своей веры. Я приношу сердечную благодарность ректору ПСТГУ протоиерею Владимиру Воробьеву, благодарю издательскую группу и всех, кто помог этой книге увидеть свет.  

Покаянная богослужебная семья   Протоиерей Павел Ходзинский, автор вошедшей в книгу статьи «Святой и время», отметил, что участие в подготовке издания стало для него большой личной радостью. По его словам о. Сергий Мечев обозначил важную веху в нашей духовной традиции.   - В средние века на Руси церковная жизнь держалась на двух столпах – институте старчества в монашестве и на церковном быте в миру, именно церковный общественный быт, уставное благочестие держало человека в церковной жизни, давало ему устойчивость. В 18 веке Россию ждало два потрясения – довольно серьезный кризис монашества и разрушение прежнего быта. К 19 веку монашество потихоньку стало восстанавливаться, Оптинские старцы и ученики Паисия Величковского снова возродили духовную старческую традицию. И надо отдать должное русскому монашеству 19 века, оно много делало и для окормления мирян. Но церковный быт, уставное благочестие не восстановилось, и чем дальше, тем более разрушалось, и как спасаться в миру, было не совсем понятно.  

Отец Сергий Мечев писал о том, что мирянин, конечно, мог приехать в монастырь на день-два, побыть на службе, исповедоваться у старца, причаститься, но потом он возвращался в свою жизнь, которая была от духовной очень далека. И вот в новейший период истории России на сцену выходит приходское священство. Если вы вспомните церковную историю России, то убедитесь, что за много столетий ни одного прославленного приходского священника в ней не было, появились они во второй половине, 19 века. Первый из них – святитель Иоанн Кронштадский. И возникают замечательные общины, маросейская из них самая известная. Эти общины стараются на деле воплотить в жизнь уже давно вызревавшую идею монастыря в миру. Проследить возникновение этой идеи можно в трудах святителя Тихона Задонского, Феофана Затворника, но осуществили ее именно приходские пастыри. Когда всякое дело, казалось бы, совершенно не связанное с монашеством, делается ради Христа, как послушание. Приход объединяло богослужение, духовник и вот это трепетное отношение к любому делу. Это и начал делать о. Алексей Мечев, создавший маросейскую общину.

Отец Сергий продолжил его дело. Он был выпускником Московского Университета, славистом, учеником профессора Сперанского, и, если о. Алексей был, прежде всего, делателем, то отец Сергий сумел отрефлектировать его опыт собрать его для нас. маросейскую общину отец Сергий называл покаянной богослужебной семьей, термин покаянная семья он вел от древнерусской традиции, так назывался мирской, белый священник с его духовными чадами. Но отец Сергий настаивал на том, что это – покаянная богослужебная семья. Почему для него это было так важно? Он имел в виду Причастие и храмовое богослужение, которому он придавал большое значение. Он подчеркивал не только важность связи через духовника со Христом, но и братские отношения между членами общины, которых объединяет храмовое богослужение. Идеи отца Сергия представляются мне очень важными. Церковь – живой организм и она реагирует на изменяющиеся условия жизни и такие общины, как маросейская, возникшая на пороге революции, представляется мне живой реакцией Церкви на перемены в обществе, благодаря которым Церковь выстояла в годы гонений. Мне кажется, что этот опыт важен для нас и сегодня. Если мы сумеем принять его и воплотить в свою жизнь это и будет для нас лучшим делом по возрождению и продолжению нашей духовной традиции».   Особенностью маросейской общины о. Павел назвал то, что ей удалось сохранить преемственность традиций. Отец Сергий сумел не только продолжить дело жизни своего отца, но и передать эстафету дальше, после мученической смерти пастыря община на нелегальном положении все равно продолжала существовать и продержалась до открытия храма.

Документы, биографии, свидетельства  

О структуре издания рассказал старший редактор издательства ПСТГУ Егор Агафонов:   -Работа над этим большим изданием началась достаточно давно. Фактически она началась сразу после выхода в 2010 году предыдущей книги «Вы – мой путь ко Христу». Проповеди, письма к общине, воспоминания чад священномученника Сергия Мечева, которая вышла в серии «Слово исповедников XX века». Но по обилию исходного материала и его качеству было понятно, что на этом останавливаться нельзя. Масштаб и значение фигуры отца Сергия в русской церковной истории настолько велики, что просто необходимо сделать полное издание, которое вобрало бы в себя все, имеющее отношение к отцу Сергию. Ни одно из изданий, имеющихся на тот момент, не претендовало на полноту охвата жизни и наследия отца Сергия.   В этом издании мы постарались представить все материалы, которые смогли найти.

Причем мы постарались собрать не только письма и проповеди самого отца Сергия и воспоминания о нем, нам было очень важно очертить духовное пространство, созданное отцом Сергием, показать плоды его пастырского служения, для этого мы собирали сведения о людях, составлявших маросейский приход. Наше издание разделено на два тома.  

Первый том – жизнеописательный, он содержит не только биографию отца Сергия, но и своеобразную мини-энциклопедию Маросейки, состоящая из небольших рассказов о центральных фигурах маросейской общины. Кроме того, в первой книге есть приложение, в котором можно почитать, например стихи и пьесы с приходских утренников и найти уникальные исторические документы. Там есть письмо старосты маросейского прихода митрополиту Сергию (Старогородскому), посвященному проблеме закрытия прихода и предшествовавших ему трагическим событиям. Второй том содержит непосредственно наследие отца Сергия. Начинается подборка с единственного и оттого особенно интересного теоретического материала отца Сергия. Как говорил выше о. Павел Ходзинский, отец Сергий отрефлектировал пастырскую практику своего отца, но до того, чтобы изложить свои идеи письменно, у него никогда не доходили руки.

Он всегда мечтал о том, чтобы тщательно готовиться к произнесению проповедей, но в связи с невероятным количеством пасторских забот на записи своих мыслей у него совершенно не было времени. Проповеди отца Сергия сохранились в основном в записи его прихожан, тем интереснее читать его небольшую статью о возрождении заветов православия, опубликованную в 1918 году, когда отец Сергий еще не был пастырем.   В этой, единственной, статье можно увидеть в зародыше программу его пастырской жизни. проследить многие мысли, которые впоследствии получили развитие. Далее в издании следуют в хронологическом порядке проповеди отца Сергия, вторую часть книги составляет собрание его писем. Советуем обратить внимание на приложение ко второму тому, которое содержит писема старца Алексея Мечева своему сыну, писались они еще до принятия им священства. Это невероятно трогательный документ семейной любви и близких человеческих отношений, которая существовала в этой священной двоице, такой термин по отношению к этой семье впервые употребил Сергей Аверинцев.   Завершают издание письма отца Сергия, которые он писал маросейский общине из ссылки. Эти письма можно назвать квинтэссенцией не только пастырского богословия отца Сергия, но и его жизни. Когда читаешь эти письма, становится понятным, что термин «семья» в отношении отца Сергия и его паствы не является преувеличением. Мы постарались дать библиографию того, что было издано об отце Сергии и отце Алексее Мечевых и маросейском приходе, мы надеемся, что эта информация будет полезна читателям.

«Прекрасный у меня цветок Сергий»  

Анна Филипповна Грушина, прихожанка храма святителя Николая в Кленниках, один из составителей сборника:   - Отец Сергий – это высота необычайная. Если прочитав эту книгу, вы это поймете, то значит, наш труд был не напрасным. Отец Алексей, обладавший даром прозорливости, говорил: «Прекрасный у меня цветок Сергий, только быстро отцветет». Наверное, так надо, чтобы эти книги появились именно сегодня. Работа длилась долго, чтобы завершиться именно в тот момент, когда нам больше всего нужен пример отца Сергия и людей, которые были рядом с ним, пример стояния в истине до конца. Подвиг пастырства отец Сергий ставил выше подвига мученичества, ведь священника без паствы не бывает, без приходской семьи невозможно рассматривать его личность, поэтому в книге и приводятся биографии маросейских прихожан.  

Сейчас очень важно узнать про этих людей.  

Когда читаешь следственное дело отца Сергия, многие вещи поражают. Его арестовали вместе с Елизаветой Александровной Булгаковой. Но на допросе следователь спрашивает: «Как зовут женщину, которая была возле вас?» «Елизавета Александровна». «Фамилия?» «Не знаю». И вот так абсолютно все маросейцы, которые были арестованы в разные годы: «Не знаю. Не помню. Не ведаю». Но матушка Ефросинья Николаевна Мечева пишет следователю в 1923 году: «Отпустите его! Он не против советской власти. Он не против властей. Он стоит в вере, он не может поступиться своими принципами».   Отец Сергий говорил, что самое важное для каждого из нас – это его личный завет с Богом. Сегодня это важно, как никогда. Я благодарю судьбу за то, что она дала мне возможность прикоснуться к этой величайшей личности. Сегодня когда я шла сюда, и на аналое в нашем храме лежала икона Феодосия Тотемского. Отца Сергия освободили из тюрьмы в 1923 году именно в этот день. И он решал, брать ему на себя маросейский приход, или нет, поднимет ли он этот тяжелейший труд или нет. потому что на Маросейке было очень много сложных прихожан, самых разных взглядов и устремлений и казалось что спаять их в единую богослужебную семью вообще невозможно. И когда он думал, принимать ему на себя этот труд или нет, он приходит на Маросейку и оказывается что это день Феодосия Тотемского, особо чтимого на Маросейке святого и тогда отец Сергий понимает, что Маросейку нужно принять, что другого выхода у него нет. И вот сегодня в этот день проходит презентация нашей книги.  

Жить по вере  

Церковная ситуация в конце 20-х годов прошлого века была очень непростой. Даже опытные пастыри не знали, куда направлять руль своих общин, и в этой ситуации именно Маросейка, поведение отца Сергия Мечева становились каким-то критерием и мерилом истины. И хотя отец Сергий никого не призывал следовать своему образу действий, на его позицию оглядывались не только настоятели других приходов, но и епископы.   О том, как какое место занимал в это трудное время отец Сергий Мечев и его приход, рассказал диакон Димитрий Пономаренко:   - Поздравляю всех с выходом этой книги. Это прекрасно, что собираются по крупицам вместе те данные, которые могу нам помочь разобраться в жизненно важных вопросах. Что такое наша вера и что означает жить по этой вере. Понятно, что сам мученический подвиг расставляет точки над i и уже делает человека неким критерием, на который можно равняться. Возможно, перипетии политико-церковной ситуации того времени имеет смысл рассматривать именно в контексте этого, самого главного.  

Маросейская община была уникальным явлением того времени. И начиналась она от ее пастырей. Но плоды пастырства были явлены в прихожанах, недаром сказано: «По плодам узнаете их», и не случайно жизнеописания прихожан приводятся в этом двухтомнике. Именно эти люди явили плоды тех мук, которые выпали на долю их пастырей. Приход был трудным, много было людей тяжелых, но факт остается фактом – замечательная община, которую собрал своим подвигом отец Алексей. Эти ежедневные богослужения… тому, кто попробовал ежедневно ходить в храм, наверное, приоткрылись связанные с этим трудности. Отцу Сергию достался приход, и занизить планку в нем после отца Алексея было уже страшно.   Мне кажется, что говорить о церковных разделениях того времени важно именно потому, что этого разговора не миновать, если мы хотим понять, что же отцу Сергию пришлось испытать в своей жизни. Мало того, что ему пришлось принимать на свои плечи огромную тяжесть окормления общины, эта тяжесть усугублялась тем, жуткими церковными нестроениями.

Нам сейчас непросто понять суть разногласий между митрополитом Сергием (Старогородским) и его оппонентом. Нам может показаться, что все это отвлеченный от реальной жизни спор. Но проблема в том, что те, кто стали в оппозицию митрополиту Сергию, в первую очередь и пошли за свои воззрения на смерть. Тех, кто был с митрополитом Сергием согласен, эта участь тоже не миновала, но тем не менее, огромное количество людей, которые были связаны с Маросейкой, в первую очередь ориентировались на позицию отца Сергия. Именно этот храм выбирали для себя многие прихожане в те времена. Очевидно, отец Сергий давал людям уникальный молитвенный опыт. Эти пастыри сумели научить людей молитве. И без молитвы жизнь этих людей стала невозможной. Они молились друг за друга, они друг друга все время поминали.   Поскольку советская власть изначально ставила своей задачей борьбу с религией, планы разрабатывались с дьявольской хитростью. В ход пошел принцип: разделяй и властвуй. Придумывали, как столкнуть людей друг с другом. Тут и обновленцы появились. Власти создали эту ситуацию собственными руками. Не получилось с обновленцами, стали пытаться по-другому. В конечном итоге правдами и неправдами митрополита Сергия заставили принять декларацию, которая очень многих возмутила.  

А вслед за декларацией был издан указ о поминовении, который многие не признали. Среди этих людей оказался и отец Сергий Мечев. Не признал он этот указ по вполне конкретным причинам. Он их называл. Называл своим духовным детям, перечислял на следствии. Арестовывали отца Сергия несколько раз, и чтобы не навредить никому из своих духовных чад он эту тему старался обходить. Такое впечатление складывается по материалам его личного дела.   Но каково было пастырю в этой ситуации, нам сейчас понять сложно. Скорее всего, это ощущалось, как некий духовный вакуум. Ему не с кем посоветоваться, как. Митрополит Сергий избрал для блага Церкви вот такой путь – пытаться договориться с советской властью. Но уже тогда было очевидно, что идти по такому компромиссному пути – недостойно Церкви. Церковь должна проповедовать миру истину. Если она от этого пути пытается по каким-то причинам уклониться, то ничего хорошего не будет.  

Были найдены документы о том, что маросейская община было отлучена от общения с Московской Патриархией. И тогдашний церковный староста вынужден был писать митрополиту Сергию: «Я не могу переступить через слово своего духовника. Я им связан. И его уже нет в живых. Он с Вами был не согласен, и мы тоже. Что же нам делать? Как решить этот вопрос?» Это была кошмарная ситуация. Как из нее отец Сергий выходил – известно. Он поминал Патриарха в храме, но не поминал в алтаре. Многие из не поминающих упрекали отца Сергия, что он недостаточно последователен. Он как мог эту ситуацию амортизировал. Но – до определенной степени. Дальше какого-то предела он не мог идти на сделку с совестью.   Сегодняшние времена действительно наводят на мысль, что все это может повториться. По текстам в этой книге можно понять, что переходилось переживать отцу Сергию и его пастве. Когда о. Александр Куликов привел меня к Ирине Сергеевне Мечевой, и сказал, что этот человек занимается исследованием жизни епископа Стефана Никитина, она очень аккуратно со мной общалось. И было понятно, что такая осторожность – следствие того времени. И благодаря этому община не рассеялась, она выжила. Они друг за друга были горой. Меньше знаешь – меньше расскажешь ОГПУ, а окажешься ты там наверняка, это только вопрос времени. Вот такой был настрой. И источником его был отец Сергий.

Гости презентации посмотрели небольшой фильм, рассказывающий о жизни маросейского прихода. Финальная часть вечера была посвящена ответам на вопросы о судьбе отца Сергия и близких ему людей.   Напоминаем, фотовыставка «Жизнь и пастырский подвиг священномученника Сергия Мечева», посвященная 120-летию со дня рождения пастыря в культурном центре «Покровские ворота» продолжит работу до 21 сентября 2012 года.   Отец Сергий Мечев родился 30 сентября по новому стилю. В этом году, в день его 120-летия, в храме святителя Николая в Кленниках после службы, в 11 часов состоится молебен, котором могут принять участие все, кому дорого имя этого священномученника.

Оригинал "Православие и Мир"

346
 8.19