Всегда парадоксально новый Михаил Эпштейн

Первая книга Михаила Эпштейна, с которой я познакомился, называлась «Парадоксы новизны». Она буквально «перепахала» меня, практически, как «Что делать?» Чернышевского J Никто же, не спорит, что Чернышевский стал другим после выхода этой книги? Наверное, любая подлинная книга меняет человека – в том числе и написавшего её. Однако это происходит именно при соблюдении условия «подлинности». И знаком её, как мне кажется, является стремление автора к трансцеденции, то есть выходу за пределы своего «я». Бахтин это называл еще «вненаходимостью». Оттуда возвращался Пушкин и восклицал, удивленный: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!». Это он так радовался, что получилось выйти за пределы себя и зафиксировать этот опыт.«Парадоксы новизны» в этом смысле стали для меня откровением: строгий научный академизм сочетался с ясностью изложения и фонтаном новых мыслей и наблюдений.
Блестяще изложенное понимание эссеистики подвигло меня заняться изучением жанра «эссе» в рамках дипломной работы в университете. После защиты диплома у меня неожиданно родилось эссе «Колобок как экзистенциальный герой». О нем с симпатией отозвался поэт Евгений Бунимович. Когда при личной встрече с ним у нас зашла речь об Эпштейне, он неожиданно одарил меня двумя томами сочинений Михаила Наумовича, за что я ему до сих пор благодарен.
С тех пор я не перестаю следить за творчеством Михаила Эпштейна. С его легкой руки участвую в словотворческих сообществах на фейсбуке. Однако возможность лично познакомиться с ним представилась лишь 11 сентября, когда в Москве, в культурном центре «Покровские ворота» прошла презентация книги «Религия после атеизма. Новые возможности теологии».
И вновь, как и почти 20 лет назад, встреча с ним изменила мое сознание. Я увидел живого человека, не закосневшего в своем академизме, ищущего, настроенного на диалог. Даже намека на интеллектуальный снобизм я, к счастью, не обнаружил у Михаила Наумовича. Хотя уж кто-кто, а он может себе это позволить. Поистине энциклопедические знания трансформируются у него в актуальные концепты, благодаря которым обогащаются возможности для решения вечных, экзистенциальных вопросов, встающих перед каждым человеком.
Вот и главный итог его размышлений о Боге и теологии представляет собой тот «парадокс новизны», который оживляет наши взаимоотношения с Творцом вселенной. Религия вступает в когнитивную эпоху, когда вера становится знанием. Наивные представления последователей Фейербаха, отголоски которых слышны в любых мало-мальски серьезных концепциях атеизма (вера и религия, дескать, это способ замещения неких недостаюших человеку вещей в реальности) опровергаются современной наукой. Ученые замирают перед совершенством замысла генной структуры человека. Быть может, «вначале было Слово» - это изложение его? Ведь гены говорят в человеке, и язык их в каждом из нас совершенно неповторим и индивидуален.
И в этом смысле развитие технологий призвано не отдалить нас от Бога, а напротив приблизить к Нему, сообщив нам некоторые из Его качеств. Другой вопрос, что к 2045 году ожидается полное торжество искусственного разума, и это перевернет нынешнюю картину мира, всё будет происходить гораздо быстрее, чем раньше, время ускорится.
Однако это не снимет главный вопрос Вселенной – необходимость диалога каждого человека со своим Творцом. Михаил Эпштейн полагает, что у человека значительно увеличатся возможности для со-творчества, со-работничества с Богом. Не для этого ли Господь стоит у входа в сердце каждого человека: «Се стою у двери и стучу»?
При этом Михаил Наумович полагает, что присущее людям конфессиональное деление сохранится и в будущем, несмотря на искушение некоей «универсальной» религии, некоего всеобщего исповедования. В этом, пожалуй, состоит и его смелость как футуролога, и его здравый консерватизм как человека. Русского человека. Он остается им даже несмотря на долгие годы жизни в Америке. И хотя он несколько дистанцируется от православия (прежде всего в его теократической форме), однако его отношение к нему пронизано такой любовью и таким знанием, которым нужно учиться и учиться нам, православным.
Aндрей Никитин12 сентября 2013
79
 0.00