Католическая церковь против Русской Православной: у кого больше денег и власти?

 

 

В интернете любят сравнивать Папу Римского и Патриарха. Многие пишут, что Папа — настоящий и католикам повезло (причем пишут это про каждого Папу), а у православных и Патриарх не тот, и вообще химчистки в главном храме страны. Однако сравнивать Папу и Патриарха настолько же нелепо, как сравнивать президента США и мэра Когалыма. Вроде бы и тот, и другой избираются на этот пост и даже чем-то управляют, только вот статус и масштаб несопоставимы. Папа Римский — непогрешимый полубог и глава многовековой организации с невероятными богатствами и почти полутора миллиардами прихожан. А кто такой Патриарх Московский и всея Руси? Человек с высшим образованием, формально руководящий организацией, созданной 70 лет назад по воле недоучившегося грузинского семинариста, и на протяжении 50 лет состоявшей из штатных или внештатных сотрудников спецслужб.

Photo of a Collection Plate

Начнем с того, что Папа Римский является единоличным главой католической церкви. Вместе с Римской курией, которая состоит из нескольких конгрегаций и папских советов, и по сути является Администрацией Папы, он образует Святой Престол — уникальное в международном праве явление. Святой Престол является суверенным субъектом, причем без оглядки на территорию. Если Ватикан вдруг исчезнет с лица земли, Папа продолжит оставаться человеком-государством, даже если он в этот момент будет лично благословлять терраформирование на спутнике Плутона. Т.е. суверенитет Святого Престола не зависит от территории. При этом Святой Престол является наблюдателем в ООН и выстраивает дипломатические отношения с другими государствами. Подчеркиваю — не Ватикан, а именно Папа и его администрация.

Теперь рассмотрим Патриарха. Начнем с того, что Патриарх Московский и всея Руси даже не является главой православных церквей. Он всего лишь один из патриархов автокефальных церквей, причем не самый главный и статусный. В неформальном рейтинге традиционно самым статусным является Константинопольский патриарх, он носит титул Вселенского патриарха. За ним идут Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский патриархи. Московский идет на пятом месте. Всего в неформальном рейтинге присутствуют 15 автокефальных церквей. Таким образом, видно, что Московский Патриарх далеко не первый среди равных, несмотря на самое большое количество верующих в его вотчине. И это при том, что Константинопольский патриарх живет в Стамбуле на птичьих правах и турки даже отказываются именовать его Вселенским Патриархом, настаивая, что он всего лишь глава православной общины Турции, скромный общественный лидер.

Папство — непрерывная многовековая традиция и, кроме того, со времен более-менее достоверных (начиная с XVIII века) папство практически не менялось. Да, в XIX веке Папская область утратила почти все территории при объединении Италии, но самого Папу никто тронуть не посмел. Католическая церковь и Папа — наднациональны. По сути, это гигантская транснациональная корпорация, появившаяся задолго до транснациональных корпораций.

Православная церковь в России развивалась совершенно в других условиях. В легендарные времена на Руси первого патриарха назначили из Константинополя, а затем остальных выбирали самостоятельно, но во времена более-менее достоверные — т.е. начиная с образования Российской империи — никаких патриархов в нашем Отечестве не наблюдалось. Церковь управлялась Священным Синодом — государственным органом — и использовалась в практических государственных целях, как внутриполитических — низовое и доступное начальное образование для крестьян в церковно-приходских школах, так и внешнеполитических — обоснование претензий на Константинополь и проливы, а также включение в сферу своих интересов христианских народов Османской империи. Впервые за 200 лет Патриарх в РПЦ появился в 1917 году и сопровождалось это  крайне неприличным поведением Церкви. Пока рушилась страна, Поместный собор выбирал Патриарха. Ничего не скажешь, нашли место и время. В результате, Патриарх оказался первым и последним, после его смерти почти на 20 лет церковь осталась без главы, а государство сделало ставку на течение обновленцев, которое полностью признавали советскую власть и сотрудничали с ней. Одним из самых известных обновленцев, к слову, был дед известного болельщика «Зенита» Михаила Боярского, известный как «рабочий батюшка». В РПЦ же в те годы правили совсем другие патриархи — куратором церкви назначили полуграмотного чекиста Тучкова, который в слове «церковь» делал три ошибки, а на досуге состоял в «Союзе воинствующих безбожников». В общем, понятно какие ягодки могли вырасти из таких цветочков.

Boiarskiy_AI
Рабочий батюшка-обновленец Александр Боярский. «Тысяча чертей!»

Что касается личной власти Папы и Патриарха, то и здесь их сравнивать нелепо. Папа соединяет в себе все три ветви власти: судебную, исполнительную и законодательную. Он не только управляет всей Церковью, но и занимается вопросами веры, имеет право издавать и отменять законы, обязательные для всей Церкви. Кроме того, Папа обладает еще и высшей судебной властью в церковном суде — кардиналы и епископы подсудны только ему. При этом власть Папы в церковном суде настолько велика, что обжаловать его решение в светском суде запрещено.

Патриарх же даже не глава Церкви. Он только «первый по чести епископ», а высшим церковным органом власти в РПЦ является Архиерейский собор. Именно он занимается догматическими и административными вопросами. Поскольку Архиерейские соборы проводятся не каждый год, то в промежутках между ними высшим церковным органом служит Священный Синод РПЦ. Он состоит из митрополитов, которые являются постоянными членами, и архиепископов, имеющих статус временных членов. Председателем Синода является Патриарх. Он же отчитывается перед Архиерейским собором, когда тот созывается. Проще говоря, Папа Римский — это абсолютный монарх, а Патриарх Московский — что-то типа премьер-министра в парламентских республиках.

Актив Католической церкви также существенно внушительнее РПЦ. В начале нулевых общая численность всех епископов, миссионеров и монахов Католической церкви превышала 4 миллиона человек. Что касается священнослужителей, то их у католиков было чуть менее 500 тысяч. Для сравнения — к концу патриаршества Алексия II в РПЦ насчитывалось 29,5 тысяч представителей духовенства и около 16 тысяч монахов. Значительную часть из 4 млн католического актива составляют миссионеры-миряне, практически отсутствующие в РПЦ. Что касается монашества, то в обеих церквях количество монахинь превышает число монахов. Но если в РПЦ монахинь всего в 2 раза больше, то в католической церкви — почти в 20 раз.

Перейдем к деньгам. Думаю, все уже поняли, что и здесь церкви и рядом не стояли. Конечно, ни та ни другая церковь официально свои цифры не раскрывают, однако можно догадаться, что обе организации не бедствуют. Когда несколько лет назад в Лос-Анджелесской епархии вспыхнул педофильский скандал, епархия заплатила 660 миллионов долларов в качестве отступных жертвам педофилии (их точное число неизвестно, но предполагается, что жертв было свыше 50 человек). Представьте себе, какими средствами владеет Церковь, если обычная епархия в стране, где католики даже не являются большинством, может позволить себе такие выплаты.

Как я уже говорил, информация об имуществе закрыта, но кое-что просачивается в прессу. Время от времени публикуются сведения о том, что Католическая церковь является одним из крупнейших владельцев недвижимости в мире. Цифры приводятся не всегда, но из тех обрывков, что попадают в прессу, можно сделать вывод, что Ватикан владеет недвижимостью в Англии, Франции и Швейцарии на сумму свыше 400 миллионов евро, плюс 482 тысячи гектар в Италии, плюс акции и другие ценные бумаги на сумму полмиллиарда евро, плюс 340 миллионов евро наличными, плюс несколько десятков миллионов евро в золотых слитках. И это только крошечная часть финансовой империи, поскольку нет точных данных об имуществе в католической Испании, Португалии, Латинской Америке (в которой, судя по всему, Католической церкви принадлежит вообще всё) и США. В этих цифрах также не учитываются традиционно большие суммы пожертвований. Кроме того, Ватикан вполне официально занимается бизнесом, в том числе владеет долями в крупных корпорациях.

Поскольку Католическая церковь — организация старая и созданная поколениями выдающихся умов, там встречаются ответвления с двойным дном. Одно из таких ответвлений — Институт религиозных дел. Несмотря на самое скромное название, организация эта является банком. Казалось бы, причем тут религиозные дела и банк? А при том, что банк довольно любопытный. Например, до 2010 года он был самым закрытым банком в Европе и не подчинялся международному законодательству об отмывании денег и противодействии терроризму. Более того, данные по банку закрыты настолько, что точно неизвестен даже его капитал и финансовое положение, несмотря на то, что он активно занимается инвестиционной деятельностью. Банк регулярно влипал в скандалы с отмыванием денег и сомнительными сделками с мафиозными структурами. Этому посвящено несколько книг, одна из самых известных — «АО Ватикан».

В прошлом году разразился серьезный скандал, директора банка-института стали обыскивать по делу, формально не связанному с банком, но при обыске у него нашлись буквально чемоданы компромата на влиятельнейших церковных лиц, которые он хранил для публикации в случае «непредвиденных обстоятельств». Кроме того, он изъявил желание сотрудничать со следствием, натурально опасаясь, как бы добрые улыбчивые католики в рясах не дали ему бритвой по горлу. Директора банка сразу же сняли с его поста, а Ватикан объявил, что теперь будет соблюдать все международные обязательства, правда-правда.

На этом фоне ЧОП «Колокол», торговля свечками и химчистки в ХХС выглядят совсем несерьезно. К сожалению, цифры по имуществу РПЦ найти еще труднее, поскольку серьезных расследований в этой области не проводится. Более-менее достоверные цифры несколько лет назад приводил социолог Митрохин, который насчитал в РПЦ 500 млн долларов годового оборота. При этом в этой цифре суммировано вообще всё, начиная от продажи свечек и заканчивая пожертвованиями от крупного бизнеса.

Даже охрана у Патриарха чужая. Его охраняет ФСО, которое создано для охраны первых лиц государства и не подчиняется РПЦ. Захочет — будет хорошо охранять, не захочет — не будет охранять вообще. Или, в случае критического непонимания, возьмет и посадит Патриарха под арест. У Папы Римского же своя охрана — швейцарская гвардия. На публике они стоят в смешных костюмах и вооружены мечами и протазанами, но это всего лишь необходимый элемент юродства. На деле охранники Папы оснащены новейшими Heckler & Koch MP7, SIG SG 552 и SIG-Sauer P220. Когда Муссолини собирался штурмовать Ватикан, швейцарские гвардейцы невозмутимо развернули пулеметные гнезда, приготовившись перебить сотню-другую итальянских солдат (к счастью, до штурма в итоге не дошло).

Конечно, если бы по итогам Первой мировой войны Российской империи отошел Константинополь, разговор был бы совсем другим и Синод (или Патриарх, если бы его вернули) был бы уже не главой автокефальной церкви, а главой всех православных мира и фигурой, почти равной Папе. Но сейчас мы имеем то, что имеем: Папа — глава гигантской транснациональной корпорации, Патриарх —советский чиновник, который пытается «решать вопросы» с одутловатыми кгбшниками: «А вот эту церковь, переделанную вашим дедушкой в конюшню, нам можно вернуть? Правда? Спасибо, будем молиться за вас 333 года!»

Иначе говоря, сращивание государства и Церкви омерзительно, но приводить в качестве примера безобидного христианства католическую транснациональную мегакорпорацию — глупость высшей степени.

Текст:  Евгений Политдруг
Лариса Хохлова2 декабря 2013
239
 0.00