Новости

Все новости

Апокалипсис в быту

Матушка Ольга Меерсон представила новую книгу о творчестве Андрея Платонова

Москва, 18 октября, Благовест-инфо.Презентация новой книги профессора русского языка и литературы на кафедре славистики Джорджтаунского университета (США) Ольги Меерсон «Апокалипсис в быту. Поэтика неостранения у Андрея Платонова» (М.: Гранат, 2016) состоялась 13 октября в Культурном центре «Покровские ворота». Автор планировала, но не смогла присутствовать на вечере, однако благодаря скайпу ее общение с читателями стало возможным.

В издательской аннотации отмечается, что Ольга Меерсон – не только известный филолог и переводчик, но и православная матушка, супруга протоиерея Михаила Меерсона (Православная Церковь в Америке), а также музыкант, регент церковного хора, литургический богослов, переводчик стихов, искусствовед. «Все эти дары сотрудничают и дополняют друг друга в ее новой книге», – считают издатели.

Это уже вторая книга О. Меерсон об Андрее Платонове. Она посвящена анализу роли эсхатологии, – представления о конце света в мире героев Платонова – и ее связи с методом неостранения в его творчестве. Эсхатология – тот ключ, который позволяет понять особую поэтику Платонова. А метод неостранения автор книги обнаружила, задумавшись об описанном Виктором Шкловским приеме остранения – когда привычное и незаметное представлено под неожиданным углом зрения. У Платонова же наоборот: «вопиющие обстоятельства», чудовищное и безобразное выглядит как нечто обычное и само собой разумеющееся, как «ничего особенного».

В своем видеообращении О. Меерсон пояснила это на примере эпизода из романа «Котлован», где во время ликвидации кулаков разворачивается «сюрреалистическая картина»: крестьяне не сопротивляются, но воспринимают неминуемую смерть как «стихийное бедствие». Казалось бы, в реальной жизни эти «кошмарные события» могли бы вызвать истерическую реакцию или панику. Но в платоновском неостраненном мире предназначенные для заклания просят только дать им «мгновенье времени» на прощание друг с другом. Это прощание превращается в традиционный чин прощения после вечерни на Прощеное воскресенье: не сговариваясь, все участники сцены понимают прощание и прощение как синонимы. «Начало поста – это начало пути к Смерти и Воскресению Христовым, а потому этот момент эсхатологичен по самому своему литургическому контексту: он ведет из земного времени в небесное, но через конец земного времени, через смерть», – пишет О. Меерсон. Такое поведение героев при поверхностном чтении кажется абсурдным, комментировала она по скайпу, но их скрытой мотивировкой является именно конец света и его неизбежность, для них Апокалипсис – это «естественная вещь». И новая книга помогает посмотреть на происходящее глазами самих героев: «самое очевидное, на взгляд героев, происходит под знаком вечности, а не истории».

Понимал ли сам Платонов то, что открывают в его творчестве литературоведы? Этот вопрос задают Ольге Меерсон. Она считает, что в послереволюционные годы Платонов совершенно сознательно «делает героев носителями христианского сознания». «Их картина мира серьезна, она связана с глубокими пластами культуры, в первую очередь, литургической. При этом он показывает внешнюю простоту героев – важное для них мы можем и не заметить», -- сказала автор.

Эта «простота» героев Платонова побуждает некоторых читателей смотреть на них свысока. «Но Платонов ставит нас в такую ситуацию, что мы начинаем понимать героев, – и это вовлекает нас в ответственность», – сказал Михаил Шнитке, брат Ольги Меерсон. Сама же автор поясняет в книге: языковая реальность Платонова касается читателя «так же буквально, как некогда… тернии коснулись чела Того, Кто личным примером призвал нас не отказываться от вовлеченности в чужое страдание и ответственности за чужой грех». Именно поэтому, считает Ольга Меерсон, многие считают поэтический мир Платонова «непереносимым». «Но стоит включиться в сознание его героев – гласящее, что вот, здесь и теперь, происходит Апокалипсис, а земное время, то или иное, не очень важно – как мы начинаем как-то ориентироваться в этом странном, душераздирающем и таком человечном в своей метафизичности мире и понимаем, что по сравнению с его реальностью вся посюсторонняя реальность – войн, революций, классовой борьбы и выдуманных идеалов – это химера», – этими словами завершается книга.

В презентации участвовали коллеги Ольги Меерсон: профессора Нина Малыгина, Михаил Дарвин, Владимир Новиков, Татьяна Касаткина. Искреннюю благодарность автору новой книги выразил зять Андрея Платонова литературовед Михаил Мартыненко.

Юлия Зайцева

128