Новости

Все новости

Лев Толстой – «пророк без чести»

Протоиерей Георгий Ореханов представил новую книгу о великом писателе
 

Москва, 22 декабря, Благовест-инфо. Презентация книги протоиерея Георгия Ореханова «Лев Толстой. «Пророк без чести» Хроника катастрофы» (М.:Эксмо, 2016) состоялась 20 декабря в Культурном центре «Покровские ворота». Участникам вечера был предложен не просто монолог автора – известного специалиста по мировоззрению Толстого, издавшего четыре монографии и более восьмидесяти научных публикаций, но дискуссия, актуализирующая проблематику книги. Своими вопросами и репликами дискуссию направляла Джованна Парравичини, атташе по культуре Посольства Ватикана в России, сотрудница фонда «Христианская Россия».

Такой формат предполагался самим подходом автора книги к проблеме трагического противостояния Л. Н. Толстого с Русской Православной Церковью. В аннотации к монографии отмечается: «Есть конфликты в истории, к которым человечество возвращается вновь и вновь… Сейчас, когда Церковь стала занимать заметное место в общественной жизни и в сознании многих людей, вопрос: за что же ее так невзлюбил великий русский классик, невзлюбил настолько, что встал один на один в борьбе с нею – требует ответа на уровне нашего сегодняшнего понимания».

В начале встречи о. Георгий пояснил название книги, которое «многих задевает»: «пророк без чести» воспринимается как «бесчестный». Однако же это цитата из Евангелия, которая приводится на обложке книги в Синодальном переводе: «…не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем» (Мф.13:57). Таким образом, речь идет о «пророке без почести», каким, вероятно, считала великого писателя часть его читателей-современников. «Пророком» можно назвать Л.Толстого «не в ветхозаветном смысле», пояснил о. Георгий, а в герценовском: как мыслителя, который «озвучивает то, что всем известно». Есть и еще одно значение: «Толстой проповедовал тот тип христианства, который в его время был хорошо известен в Европе, он был каналом, через который на Россию широким потоком изливалась секуляризация», добавил автор.

Что же касается «катастрофы», вынесенной в подзаголовок, то о. Георгий пояснил, что вовсе не считает таковой Синодальный акт 1901 года об отлучении Толстого от Церкви – это был «естественный акт» (об этом подробно рассказано в книге). Катастрофой, «с точки зрения обыденного сознания»,  закончилась жизнь писателя, который «в 82 года убегает из родного имения, но не для того, чтобы умереть, а чтобы жить, но не смог и трех дней прожить без Софьи Андреевны, и его смерть – тяжелая картина». С другой стороны, личная катастрофа Толстого рассматривается на фоне «катастрофы русской истории», приведшей к событиям 1917 года.  Такой подход – рассмотрение жизни писателя и его религиозной биографии в широком историко-культурном контексте – дает сегодняшнему читателю «почву для личного выбора».

Основная линия книги построена на «мистических не-встречах» Толстого и Достоевского – великих современников, которые так и не познакомились при жизни и совершенно по-разному отвечали на главные вопросы своего времени. Мировоззрение каждого из них – религиозное, утверждает автор книги, при этом они совершенно разные: у Толстого Бог присутствует в «горизонтальном» измерении мира («тайнозритель плоти» – так называл Толстого Д. Мережковский), он всю жизнь был ведом «инстинктом божества»; а Достоевскому доступно «вертикальное» видение, «семена миров иных», которые нельзя объяснить с помощью разума и науки.

Время основного перелома в мировоззрении Толстого – рубеж 1870-80- х гг.– это, по словам о. Георгия, время «великих реформ» Александра II, «тотальной веры в науку и прогресс», расцвета культуры и на этом фоне – покушения бомбистов на царя и гибель его в марте 1881 г. Такое явное проявление «иррациональной силы зла», как говорил Достоевский, многих побудило заново взглянуть на религиозность, переосмысливать свою веру. Этот период, полагает о. Георгий, имеет много общего с нашим временем: «популярность Церкви падает и в Европе, и в России, молодежь все реже обращает взгляды в сторону традиционных конфессий; в то же время молодежь сохранила интерес к религии, но понимает ее иначе. Это путь Льва Толстого: с одной стороны, решительно отвернуть Церковь, с другой – отвергнуть и позитивистские ответы, а с третьей – искать  ответы в религии». В подтверждение актуальности такой параллели о. Георгий рассказал: «Мы обсуждали с одним молодым человеком вопросы веры, и я вижу, что передо мной сидит толстовец, хоть он Толстого и не читал». Более того, «продолжателями дела Толстого, бездарными, но очень агрессивными» о. Георгий считает и «девушек, певших песенки и совершавших кощунственные действия в православных храмах», которых он поставил «рядом с Толстым» во введении к книге.

По мнению некоторых участников дискуссии, диалог современной РПЦ с такими «кощунницами» и подобными им не выстраивается. А как Церковь начала ХХ века вела диалог с Толстым? «С ним не так-то просто было вести диалог, в силу особенностей его характера», – кратко ответил о. Георгий. В книге же он пишет о том, что решение Синода о Толстом «отличается взвешенностью и любовью». Автор оценивает этот акт как «единственный серьезный самостоятельный поступок Синода почти за 200 лет его существования», поскольку с точки зрения русского общества, превозносившего Толстого, «это был просто безумный шаг, несущий в себе черты тяжелого поражения». Завершая книгу, о. Георгий убедительно показывает, почему в наше время невозможна отмена решения об отлучении Толстого: это было бы большим неуважением к писателю, который «сознательно ушел из Церкви» и «признал справедливость церковного акта».

Автор книги предлагает сделать два основных вывода из дискуссий на тему «Церковь и Толстой», в которых заинтересованы многие. Во-первых, современным молодым ученым необходимо серьезно изучать русскую и европейскую духовную культуру XIX в. и русской эмиграции ХХ в. Во-вторых, религиозные искания современности побуждают Церковь задуматься: «Что с этим делать?» «История Толстого помогает понять, что делать», – заключил о. Георгий.

В дискуссии, наряду с другими читателями книги, приняла участие филолог, преподаватель Владимирского госуниверситета Светлана Мартьянова.

Справка. Протоиерей Георгий Ореханов — российский богослов и историк. Кандидат богословия, доктор церковной истории, доктор исторических наук, профессор, член Экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации по теологии. В 1999 г. рукоположен в сан священника. Служит в храме Свт. Николая в Кузнецах, проректор ПСТГУ по международной работе.

Юлия Зайцева

260